Пещера йога Васишты

 

Пещера йога Васишты

Васишта – очень почитаемый святой в Индии, Риши. Есть перевод его имени — «самый богатый». История Васишты овеяна легендами. Одна из них, что он один из 7 сыновей, рожденных разумом Брахмы.

Известно, что он был духовным наставником и советником молодого Рамы и других правителей Солнечной династии Индии. Благодаря ему управление государством было в соответствии с принципами Дхармы.

Васишта был очень строг к себе и другим с точки зрения следования древним духовным традициям и писаниям. Был он мастером ведической астрологии и астрономом, написал учебник по астрономии. Известен его трактат по философии и духовным принципам — «Йога Васишта». Жил и медитировал он в особой пещере, которая и до него была обителью и местом духовных прозрений для многих других духовных учителей.

  Наша экспедиция едет увидеть это место. Оно в 15 километрах от Ришикеша. Ребята подкалывают – «Василий – Васишта – какое совпадение». Такси останавливается на высоком берегу, сквозь просветы в густом лесе видна Ганга.

Ухоженная лестница петляя спускается вниз, встречаем плакат с правилами поведения в пещере и ашраме Васишты, помимо популярных правил не мусорить, тут есть несколько необычных. Начинается все так «Помогите нам сохранить первозданность этого сакрального места». Далее правила:

  • Одевайтесь скромно. Избегайте узкой и открытой одежды. Плечи, грудь, ноги – должны быть прикрыты и у женщин, и у мужчин.
  • Избегайте любого вида физического контакта, такого как объятия, поцелуи, держаться за руки.
  • Загорать и оголяться категорически запрещено
  • Не произносите звуков, не нарушайте тишину. Соблюдайте тишину настолько, насколько это возможно.
  • Не используйте никакие токсические вещества. Такие как сигареты, алкоголь.
  • Не принимайте еду от незнакомцев
  • Кемпинг на берегу святой Ганги запрещен.  

Деревья тут огромны, думаю они помнят не одного святого, возможно даже содержат в себе их мысли. Ашрам, сделанный около пещеры уютен и тих, маленькие оранжевые одноэтажные домики разбросаны по лесу. Встречаем только пару монахов. Один из них в бордовой одежде стоит на металлическом козырьке, приделанном к скале и пробитым насквозь несколькими огромными сучьями деревьев. Изогнутые сучья и козырек защищают вход в пещеру.

Монах большим веником из длинной травы сметает с козырька мелкие камешки, опавшую листву, пыль. Недалеко от входа на уровне наших лиц трепыхается на слабом ветру продолговатый лист. Странно он не падает, завис в воздухе, лишь иногда вращается и покачивается из стороны в сторону. Подходим ближе, он повис на тончайшей паутине, запрокидываем головы, паутина тянется на высоту, кажущуюся бесконечной, нить теряется где-то там в листве.

Заходим в пещеру через простую металлическую дверь, прохладно. Внутри темно, позади нас остается светлое пятно улицы, где-то впереди мерцает желтый огонек.

Проходим метров 10 вглубь горы с небольшим уклоном вниз. В конце расширение метра 4 в диаметре и несколько углублений в стороны. В двух нишах в скале оборудовано подобие алтаря. Изображения божеств на карточках разного размеры, ритуальные бусы, фотографии неизвестных святых, красные ленточки, подношения из конфет и кусочков сушеных фруктов.

Там стоит свеча, зажжено благовоние, дым от нее стелется вверх по каменному мраку стены. Рядом с алтарем лежит старая замызганная подушка для медитаций, такие же лежат в углублениях. Очень тихо.

Мы молча садимся. Чтобы уйти в тишину глубже. Чтобы расслабиться быстрее, повысить чувствительность и включиться в медитацию используем особый прием. Закрыв глаза и позволив телу занять удобное положение тела, мы сначала наблюдаем за звуками вокруг.

На фоне кажущейся идеальной тишины пещеры можно пронаблюдать звуки нашего дыхания, едва уловимые шорохи, редко доносящиеся сквозь толщу камня голоса монахов, скрип двери.

Наблюдая за звуками внимание начинает рассеиваться, процессы организма замедляются. Звуки пропадают и возникают вновь. Могут становиться громче и тише, менять тембр. Важно продолжать слушать эту музыку тишины. В любой тишине есть звук и в любом звуке есть тишина. Оставив какую часть себя наблюдать за звуками позволяем другой части нашего сознания вслушиваемся, вчувствоваться в ощущения тела.

Напряженные участки тела дают о себе знать. Пол не ровный, под подушкой есть выступ и он больно давит на ногу. Слегка затекла спина, она напряжена. Плечи тоже имеют излишний тонус. Но есть и расслабленные части тела. Очень хорошо в грудной клетке, сердце бьется ровно, спокойно. Расслаблен живот, шея, лицо. Глаза расслаблены не полностью.

 

Постепенно откликаясь на осознанное внимание все ощущения начинают перетекать друг в друга, перемешиваться. Напряженных участков становится меньше, боли уходят. Всем телом начинает овладевать расслабление.

Далее стоит наблюдать за дыханием, не влияя на него, позволяя ему происходить естественно. Наблюдаем как воздух проходит через ноздри, поступает внутрь, выходит наружу. Воздух в пещере прохладный, сдобренный запахом подземелья и благовоний, которые тут возжигались не один век.

После наблюдения за звуками, ощущениями в теле, дыханием наступает черед созерцания мыслей и образов. Как облака в небе мысли появляются на внутреннем экране, позволяют себя рассмотреть, затем исчезают в неизвестном направлении. В этом их ритме появления, напоминания о себе и исчезновения есть своя красота. Процесс напоминает танец.

С мыслями не стоит бороться, приказать им прекратить чехарду, остановить мысленный диалог усилием воли сложно. А созерцание и принятие мыслительного процесса, безоценочное наблюдение за ним – ключ к медитации.

Вот тело расслаблено, эндорфины начинают поступать в кровь, кора больших полушарий мозга уменьшает свой тонус и главенство, правое полушарие и древние подкорковые слои просыпаются и будят подсознание, интуицию, связь с архетипическим и транперсональным уровнем функционирования психики. В ритме мыслей можно различить паузу, когда нет ничего. Стоит направить внимание именно туда. И пауза может начать увеличиваться.

Мы сидим в глубочайшей тишине. У каждого своя медитация и свой уникальный процесс внутри. Моя пауза удлиняется, тишина становится звенящей, в ушах слегка свистит, иногда я перестаю себя осознавать, проваливаюсь куда-то, потом возвращаюсь вновь.

Я очень ценю эти паузы в сознании, в них скрыты огромные возможности медитации. Приходили и уходили образы, было важно к ним также не привязываться, не ассоциироваться с интересным и новым, позволить и этому пройти.

 Но опыт интересный. Помню образы бликов и вспышек, странные ощущения около головы, как будто несколько маленьких шариков крутятся вокруг нее, потом я вспомнил детство. Мы с отцом в лодке плывем весной в разлив по Окскому заповеднику, мимо проплывают островки суши.

Картинка пропадает, я вдруг чувствую резкую боль в тазу, тело, не приученное к длительным медитациям, страдает от неподвижности, и переключение внимания способно надолго выключать дискомфорт, но не навечно. Пока я об этом думаю, снова провал — полусон, полудрема. Нахожусь в этом какое-то время.

Потом открываю глаза, Ольга ушла, Роман ерзает, готовясь встать. Мы выходим из пещеры. Почему-то только на выходе замечаем фотографию в раме. Там изображен пожилой мужчина, очень похожий внешне на Порфирия Иванова. Копна белых волос, большие усы и борода, очень добрые глаза. Смотрим на него. Я не знаю кто это, и не стало ясно из подписи на санскрите, но я мысленно благодарю именно этого человека за опыт в пещере.

Идем к Ганге. В этом районе ее нежно, уважительно называют Ганга Джи – святая река. Огромные белые дюны песка, широченная полоса чистейшего пляжа с большими валунами. Чем ближе к руслу, тем больше камней. Вверх по течению видны скалы, нависающие над руслом, кусочек моста, который начинают строить, чтобы перебросить через реку. Вода очень чистая.

Мы сидим на камнях и смотрим вокруг. Потом фотографируемся на фоне великой реки. Потом опять долго созерцаем чистоту и спокойствие этих мест. А может мы наблюдаем себя.  

Василий Ильин

психолог, психотерапевт, коуч, путешественник

 

Комментарии:

Обсуждение закрыто.