Путешествие в Иркутск

Путешествие в Иркутск

Иркутск, город в котором я недавно оказалась, сразу удивил меня. Окраина города, улица Рабочая, на которой сплошные автосервисы и автозапчасти, дороги при этом разбиты и тротуаров нет. 

Я, к слову сказать, искала памятник Колчаку, заплутала и оказалась там, совсем не в исторической части города. Машины на этой улице объезжая канавы и страшные ямы на дороге, как-то странно запрыгивали на тротуары, пешеходы в свою очередь кидались от машин и прижимались к домам. 

Очередной раз прижавшись к серому от пыли строению, я внимательно его рассмотрела. И это было удивительно. Двухэтажный кирпичный дом, правда первый этаж уже неровно стек в эту кашу из разбитого асфальта и растрескавшейся земли, как подтаявшее мороженое. 

А резные наличники с полу обвалившейся крыши наезжали на окна, как картуз у подвыпившего франта после кабака.

Так вот окна — они были нереально большими. Я, перестав бороться с машинами, колдобинами, подняла голову и увидела улицу, всю заставленную такими деревянными домами и многие с такими окнами, которые больше напоминали застекленные двери. Но зачем, это же Сибирь, холодно, не дешево? И это был один из главных вопросов, который привел меня в краеведческий музей.

Шагая по главной улице города к музею, я испытывала совершенно другие чувства, впечатление было такое, что идешь по Санкт-Петербургу, правда до фасадной реставрации. Это уже каменный город, который долго отстраивался после очередного страшного пожара в 1879 году.

По улице Карла Маркса спустилась к набережной Ангары, потом долго сидела в сквере между университетами и институтами, рассматривая местных жителей.

Глаза цеплялись за мужчин, очень хотелось увидеть могучих сибиряков, я еще помнила фильмы и рассказы про войну, которая обязательно быстро закончится, потому, что сами сибирские богатыри на борьбу вышли. 

Вообще интересно складывалось население города, это изначально были ”люди гулящие”- городская и сельская беднота, скоморохи, крепостные, бежавшие от помещиков в поисках лучшей доли. Позже подтягиваются люди дельные с деньгами, приехавшие за сибирским золотом, пушниной, ссыльные и каторжники всех мастей от “убивец” до политических.

В смысле последних, конечно гордость города — семьи декабристов Трубецких и Волконских, которым выпала доля тоже оставить свой след в этих местах. Их милые деревянные дома, которые теперь не просто музеи, а некие места культурных собраний.

Вот из этих людей складывалось общество Иркутска 19 века, их потомков я видела на улицах, а один из них вобрав в себя всю историю города с гордостью рассказывал про него, будучи экскурсоводом в музее.
Это был очень интересный персонаж, маленький, худенький, бесцветный мужчина за 50, он был казалось очень озадачен, увидев нас так рано, как только открылся музей, мы с мамой уже были готовы слушать про заселение Сибири.

Но его залы начинались с мезозоя, страшно сказать какого века и ему не хотелось их упускать из своего слаженного рассказа, заученного еще со времен молодого музейного специалиста. Экскурсия была оплачена только для нас и мы продолжали настаивать на залах , где уже ходили в “платьях по столичной моде”, а наш рассказчик все тянул нас к “ шкурам”.

Выбившись из сил, сорвал с себя медицинскую маску, непременный атрибут современных публичных мест и на нас повеяло “вчерашним застольем”.
Мы слегка переглянулись, однако наш историк ничуть не смутившись, продолжал .
Его маленькое лицо без маски оказалось еще меньше и как бы разделилось на две части, которые при рассказе двигались в разные стороны, рот, как у резинового пупса при надавливании уходил внутрь а потом при очередном открытии выдавал из себя фонтанчик из слов и слюны. 

И это было странное сочетание рассказа о дворянском обществе, известных промышленниках и меценатах из уст трактирного “кушать подано”.

Второй этаж о современности уже было не вынести и тут я вспомнила про большие окна, из за которых и оказалась в музее.
“Почему такие большие… не замечал, — озадаченно ответил специалист и деформировал своё лицо пупса еще сильнее. “Наверное для форсу купеческого”.
Ну теперь все понятно и мы отправились за впечатлениями дальше.

Нашли памятники Колчаку и Александру третьему и последний приют многих декабристов Знаменский монастырь.

У каждого города своя судьба, у Иркутска своя. Есть города и постарше и побольше, но он своей историей произвел впечатление. 

“Иркутску есть что помнить и достанется что передать потомкам из истории своей и старины”. В. Распутин

Оленька Деловая

 

5/5 - (2 голоса)

Комментарии:

Обсуждение закрыто.