Праздник любования цветами Ханами в Японии

Праздник любования цветами Ханами в Японии

Праздник любования цветами Ханами — одна из древнейших национальных традиций в Японии, которая берет свое начало еще в III веке, и сегодня на праздник съезжаются туристы со всех стран.

О празднике Ханами рассказывает Оксана Штык, переводчик с японского, писатель, автор книги “Котоморфозы”, которая много лет жила в Японии и хорошо знакома с местными традициями и обычаями.

Я часто читала, что слива в Японии начинает цвести в феврале.  Честно, никогда не верила.  Поверила только когда жила в Болгарии.

Проходя мимо старого дома февральским ясным днем и увидела воочию, как сквозь прутья забора, простирает к прохожим свои кривые цветущие руки слива и просит остановиться.

До сих пор гляжу на эти снимки с замиранием сердца.  Неужели такое чудо возможно? Помните – «мой материк уже бредит весной»  у Кинчева ? Удивительное внутреннее чувство сопричастности с ежегодным чудом бытия.

Японское понятие любования цветением «ханами» было бы неполным без веток цветущей сливы, которая в феврале уже начинает цвести на юге страны, а в центральной Японии зацветёт в марте. 

Слива символизирует силу, стойкость и одновременно нежность. Она начинает цвести тогда, когда кругом еще все спит, она как бы торопиться жить, торопиться сказать свое слово миру.  Именно за эту смелость ее  чтут, за то, что она цветет  не благодаря,  а вопреки, вопреки стуже, вопреки «судьбе». И слива, и бамбук и сосна относятся к классической триаде «три друга холодного времени года». В этой троице она  выделяется тем, что ее сила проявляется в нежности.

 В японской культуре существует две прекраснейших легенды, два рассказа,  связанных  со сливой, которыми мне здесь хочется поделиться.

Когда известный учёный и политик Сугавара но Мичидзанэ впал в немилость при дворце и был отправлен в изгнание из Киото в Чикуси (современный Фукуока-кен), то больше всего он страдал от расставания с известным садом, где цвела его красная слива. Его печаль как нельзя лучше передает  известный стих : 

«Когда подует восточный ветер, пришли мне свой запах,

О, красная слива,

И хоть меня уже не будет рядом, прошу тебя, не забудь свою весну»

 

Эти стихи настолько известны, что говоря слива невольно вспоминается  Сугавара но Мичидзанэ, а говоря Сугавара —  вспоминаешь о его сильной связи со сливой.  Есть легенда, что связь Сугавара со сливой  была такая сильная, что одна ветка перелетела через всю страну и закрепилась на новом месте жительства своего хозяина.

История восхищения людьми цветущей сливой начинается еще в древнем Китае, а в Японии, если говорить о литературе, то это будет «Манъёсю – Собрание мириады листьев(600-759гг)». 

Самым популярным воспетым растением того времени является хаги –леспедеца или кустовой клевер, следующим за ним идет слива (она упоминается в тексте Манъёсю более 100 раз), и только после нее по популярности следует цветущая сакура (встречается  около 40 раз).

Потом последовал  период Эдо (1603-1868 гг). Именно в период Эдо сакура обогнала по популярности все цветущие растения.

В древней Японии, когда человек говорил слива, он чаще всего подразумевал красную сливу, а не белую, именно ее японцы любили больше всего.  Так название сливы и сливового цвета  стало прототипом многих вещей в ежедневной жизни японца.  (Интересно, что у них даже древесина разного цвета. У красной она розовая, а у белой беловатая). Например часто говорят губная помада цвета сливы, кимоно цвета густой сливы.  Опять таки в печатных мастерских или типографиях символ сливы, геральдика сливы очень часто используется.

Образ сливы часто использовался в поэзии, при сочинении хайку  часто использовались такие слова как ранняя слива, зимняя слива, после зимняя слива  – все это были образы ране цветущей сливы.

Другая красивая легенда — это  «сливовая» чайная церемония известного чайного мастера Сэн но Рикю.

В один день Сэн но Рикю было повелено провести чайную церемонию, совместив ее с периодом любования цветущей сливой. А эта чайная комната находилась в месте со всех сторон окруженным сливовыми аллеями, просто была какая-то сливовая земля, и гости, приглашенные на эту церемонию, уже предвкушали, как они с криками «вау» будут идти к чайному домику по этим аллеям и наслаждаться ароматом и видом цветущей сливы, но ничего этого ровным счетом не произошло.

Гости увидели, что все сливовые деревья, составляющую аллею, вырублены и не осталось ни одного дерева.  Гости поняли, что это не случайно, и наверняка, Сэн но Рикю придумал что-то необычное на сей раз. Они поспешили в хижину, и маленькая чайная комната наполнилась возгласами восхищение.

На полу стояла плоская ваза с большим количеством воды, а в ней плавали два или три  цветка сливы. Всю эту картину довершало отражение в этой воде луны, нарисованной на свитке, висящем в токонома напротив вазы.

Этот пример лучше всего показывает насколько трепетно Сэн но Рикю относился к чувствам своих гостей.  И это трепетное  чувство  не относится только к чайной церемонии, оно продолжается , и должно продолжаться  внутри обыкновенной человеческой жизни. Так цветы через свою красоту учат нас быть человеком.

 

Комментарии:

Обсуждение закрыто.